Previous Entry Share Next Entry
Штрихи к портрету атамана
slawademin
С Павлом Турухиным я познакомился в далёком 1990 году, когда мне было тридцать, а ему 35 лет. После первой же встречи мы стали с ним не только соратниками в борьбе за освобождение России, и не только братьями во Христе, хотя в те годы сие братство носило, увы, сергианский (лжецерковный) характер, ибо все мы находились во власти и прельщении Московской Патриархии (РПЦ МП), но ещё и весьма близкими друзьями, поскольку оба принадлежали к мiру искусства. С моей стороны к этому братству примыкали Алексей Широпаев и Александр Зеленов, с которыми я в то время разворачивал активную деятельность по канонизации царской семьи, а со стороны Турухина его ближайшие друзья-соратники Михаил Платонович Петров (ныне покойный) и Александр Михайлович Старших (ныне инок), с которыми я познакомился тогда же. С тех пор прошло более четверти века, т.е. за это время много воды утекло, успели народиться и подрасти наши дети, отчасти претерпели изменение наши взгляды особенно религиозные, но почти не изменилась наша духовно-воинская сущность и наша любовь к порабощённой родине, которой мы посвятили все свои силы. В ту пору вначале 90-х и я, и Павел только, только начинали свою национально-монархическую и литературно-патриотическую деятельность, хотя у каждого из нас уже имелся свой личный жизненный опыт. У меня за плечами была тюрьма, суд и ссылка за антисоветскую деятельность. А у Павла война в Афганистане и первые годы обучения в Литературном институте. Именно война сделала из него из обычного советского офицера абсолютно иного человека – руского воина-христианина. А кроме того и поэта, который в 1994 г. выпустил свой первый сборник стихов под названием «Старинный город вечных песнопений», являвшийся его дипломной работой; в 2001 г. второй сборник «Песни руского воина», и в 2005 г. третий сборник «Руское сердце».
Случайно познакомившись летом 1990 г. в доме нашего общего знакомого Вадима Кузнецова, распространявшего в ту пору дефицитную церковную и монархическую литературу, мы с Павлом обнаружили вдруг, что занимаемся одним и тем же самиздатовским делом, т.е. пропагандой. Я с мая 1990 г. являлся редактором первой православно-монархической газеты «Земщина», которую в Москве издавал союз «Христианское Возрождение» во главе с В.Н. Осиповым, а Павел в этом же году стал редактором другого, но такого же по своей направленности издания. Вместе с братией только в ином формате он издавал православно-монархический вестник «Сергиев Посад», который в подмосковном Загорске (это было до переименования города) почти одновременно с нами начало издавать Братство преп. Сергия Радонежского во главе с М.П. Петровым.
В эти годы всё советское общество разделилось на две враждующие части – коммунистов и демократов, однако нас не устраивали ни те, ни другие. Придя к вере и став прихожанами церкви, которую мы наивные романтики искренне принимали за православную христианскую церковь, я, Павел и наши друзья-соратники, конечно, не могли принять ту или иную сторону. Не только сторону красных богоборцев-коммунистов, но и сторону белых безбожников-демократов. Обратившись к истории руского народа, мы пошли своим черносотенным или как мы его ещё называли царским путём, который считали самым верным, воистину правым, самобытным, национальным, традиционным, не обращая внимания на то, что с обеих сторон на нас сыпались обвинения в фашизме. Кстати говоря, эти обвинения мы не восприняли как оскорбления, напротив, они вдохновляли нас, поскольку большевики всех своих врагов и левых, и правых, и центристов называли либо фашистами, либо белогвардейско-фашистскими бандитами.
Многие помнят чернорубашечников из общества «Память», которых называли фашистами или национал-патриотами, потому что с некоторых пор они тоже выступали за восстановление монархии, пугая обывателей своей военизированной униформой с сапогами. Они были у всех на виду, на устах, в центре внимания, тогда как мы были почти не заметны и менее известны в советском и постсоветском пространстве. Наше братское движение хотя и было более массовым, но ничем не выделялось, поскольку внешне носило вполне мирный гражданско-религиозный характер. К середине 90-х братское движение смогло развернуть активную монархическую пропаганду внутри МП, вернее внутри СПБ (Союза Православных Братств), который был создан патриархийными чиновниками для того, чтобы обуздать народную стихию и направить прихожан в нужное им русло, т.е. взять за рога непокорных и поставить их в стойло. Но усмирить нас никому так и не удалось. Нас изгнали, но так и не покорили, не сделали из нас подконтрольных безропотных православнутых зомби. Забегая вперёд, хочу сказать, что и мне, и Павлу, и почти всей нашей братии понадобилось ещё как минимум 15-20 лет для того, чтобы понять саму сущность фальшивой церкви МП, которую создали хитрые чекисты-сатанисты и красные архиереи-обновленцы для обольщения верующих. Понять и вырваться из этого порочного круга из затхлого болота сергианского зловерия.

1) На съезде СПБ 1992 г. слева направо: Вадим Кузнецов, Вячеслав Дёмин, Алексей Широпаев, Павел Турухин
2) Крестный ход на Красной площади 1991 г.
Коммунисты, демократы и прочие антифашисты ещё в 90-е годы навешивали на всех национал-патриотов свои стандартные ярлыки, называя нас и погромщиками, и охотнорядцами, и черносотенцами, и юдофобами, и антисемитами, и фашистами, и нацистами. И отчасти они были правы, поскольку вдохновение на борьбу с оккупационным режимом кремлёвской секты сатанистов мы черпали из руской истории, изучая дореволюционную реакцию руского народа и его послереволюционное сопротивление в период руско-совецкой войны 1917-1945 гг. Если со временем я сделал переоценку своих социально-политических воззрений, оставив далеко позади идеи национализма, великодержавного монархизма и антисемитизма, всё больше склоняясь к консервативному либерализму и христианско-расовому традиционализму, то Павел даже по прошествии многих лет остался верен идеалам нашей молодости, лишь обогащая своё мiровоззрение новой информацией о борьбе наших предшественников. Это было и хорошо и плохо одновременно, хорошо, поскольку сия верность национальной идее и традициям истинного православия говорила о его духовной цельности и последовательности, и плохо, ибо вчерашние идеалы православного фашизма попахивали нафталином и напоминали музейную экзотику. Время диктовало новые формы борьбы и социального обновления, не отвергая старые идеалы и формы, т.е. учитывая безценный опыт наших предшественников, но и не впадая в стагнацию, т.е. постоянно двигаясь вперёд, обновляя мiровоззрение. Однако Павел продолжал вести свою борьбу с необольшевизмом по старинке к тому же скорее поэтически, нежели практически, т.е. словом и наглядной агитацией, по-прежнему придерживаясь идеалов руского национализма и православного фашизма, давно ставших историей. Мы часто спорили о том, какая идея нужна сегодня нашему народу, испорченному советчиной, у которого на слово «фашизм» выработался условный антифа-рефлекс, как у собаки Павлова выделение слюны. Я предлагал принципиально новую идеологию с другим названием, которое не вызывало бы аллергии. Например, я предложил использовать термин «русизм», рассматривая его как синоним «расизма», подразумевая под ним идею белого братства – единство Расы Божьей. Более того, я сформулировал основные положения этой идеологии, написав в качестве альтернативы «Манифест Русистов». Правда, это было задолго до войны в Украине и в Сирии, внёсшей новые коррективы в наши идеологические изыскания. Ведь теперь все слова, так или иначе напоминающие россиян, руский мiр или русизм, ставший, увы, синонимом рашизма и путинизма ассоциируются только с захватом Крыма, агрессией на Донбассе, сбитым Боингом, жестокостью кремлёвской военщины, невинной кровью детей, бомбёжками в Сирии и сотнями тысяч смертей. Но Павел Турухин, не смотря на то, что понимал и правильно оценивал происходящее, продолжал стоять на своём. Причём, даже тогда, когда фашистами, к нашему прискорбию, во всём мiре стали называть врагов руского народа – необольшевиков, крымнашистов, запутинцев и прочих великодержавных империалистов, мечтающих восстановить великую и могучую Совдепию. Явно устаревшая идеология руского фашизма продолжала оставаться для него актуальной, перспективной и вполне пригодной для будущей освобождённой России.
Как известно сие движение появилось и сформировалось в прошлом веке в 30-е годы в среде руского зарубежья. Но и до этого ещё в 20-е годы в СССР предпринимались некоторые попытки создать руско-фашистское подполье, например, друг С.А. Есенина поэт А.А. Ганин вознамерился создать «Орден руских фашистов», однако погиб в чекистских застенках раньше своего друга, убитого теми же мясниками в гостинице «Англетер», т.е. массового антисоветского движения из этого так и не получилось. В 1931 г. в Харбине была создана первая крупнейшая организация под названием РФП (Российская Фашистская партия), которая с 1934 г. стала называться ВФП (Всероссийская Фашистская партия), а с 1937 г. РФС (Российский Фашистский союз). Эта организация существовала до 1943 г. в Китайской республике и Маньчжоу-го, т.е. в Маньчжурии, где проживала большая руская колония. Лидерами руских фашистов, воевавших против Совдепии, являлись белоэмигранты Константин Родзаевский и Анастасий Вонсяцкий, создавший затем свою отдельную организацию в США. Руских фашистов всецело поддерживали монархисты и белоказаки, такие известные лидеры, как Марков Второй, князь Жевахов, барон Меллер-Закомельский, князь Бермондт-Авалов, атаманы Краснов, Шкуро, Семёнов и др. Такая поддержка не могла не воодушевлять Павла Турухина, который помимо национально-монархического движения с 90-х принимал самое активное участие и в возрождении российского казачества. Именно на этой почве наши пути соединились и стали одним целым.
В конце 1992 г., по призыву нашего собрата и соратника А.М. Старших, который стоял у истоков казацко-возрожденческого движения на Урале, где он в это время проживал, мы приехали в Челябинск. Там на большом кругу нас обоих приняли в СПКК ОКВ (Смолинский Православный Казачий Круг Оренбургского Казачьего Войска). Во-первых, нам обоим были присвоены казачьи чины – я стал сотником, Турухин подъесаулом; во-вторых, нас назначили на должность старшин казачьих застав или зимовых станиц от войска – я стал старшиной Московской заставы, а Турухин Сергиево-Посадской. Через полгода в июле 1993 г. мы объединили две наши заставы, собрав в Сергиевом Посаде казачий круг, на котором была провозглашена одноимённая станица (тогда она ещё не носила имени атамана Петра Краснова). Её день рождения пришёлся не только на праздник святых апостол Петра и Павла, но и на день ангела и день рождения Павла Турухина, которого тогда же казаки избрали на должность атамана, каковым он и является до сих пор, т.е. более 20 лет.
Всякое мы повидали за эти годы, идя рука об руку. Вместе мы организовывали крестные ходы, молебны, пикеты, митинги, манифестации, телевыступления, предсоборные совещания, конференции, сборы подписей. Вместе проводили летние сборы и детские лагеря, устраивали праздники и застолья. Вместе низвергали кумиров, пытаясь свалить памятники большевицким главарям Ленину и Загорскому в Сергиевом Посаде и Свердлову в Екатеринбурге. Вместе участвовали в атаманских сходах и казачьих кругах, призывая казаков поддержать руский народ, встав за веру, царя и отечество. Вместе разоблачали волков в овечьих шкурах, вернее в архиерейских облачениях. Вместе боролись с нашествием иноверцев, инородцев и агентов синагоги сатаны. Вместе переживали радости и невзгоды, помогая друг другу в трудные минуты, особенно во времена экономической нестабильности. Например, именно Павел помог мне организовать и как следует по-казацки отметить собственную свадьбу. Но помимо единства и единодушия случались между нами и нестроения, заканчивавшиеся иногда даже ссорами и расколами. Так однажды мы расстались. В начале 1994 г. я оставил должность начальника штаба Сергиево-Посадской станицы, не стерпев солдафонские привычки и крики атамана (прошлое советского офицера напоминало о себе и сильно меня раздражало), и восстановил Московскую заставу, которой с тех пор стал руководить в качестве городового атамана. И всё-таки ничто не смогло помешать нашей дружбе и нашему братству во Христе, они проверены временем. Не смотря на редкое общение и некоторые идеологические разногласия, мы с Павлом остались близкими людьми, близкими к Богу, а значит и друг к другу.

Нам не сразу удалось распознать как фальшивое духовенство, так и фальшивое казачество, которые нужны кремлёвским оккупантам не только для обмана людей и профанации идей, но и для конкретной службы (прислужничества) антихристовой власти. За эти годы многие люди в пагонах и лампасах прошли перед нашими глазами, прежде чем мы смогли разглядеть в них врагов Божьих и понять, что истинных казаков в России почти не осталось, ибо они истреблены юдобольшевиками-сатанистами. А вместо них как грибы после дождя полезли наружу всякие поганки, ложные казачки, которые стали рьяно прислуживать Кремлю, почитая чуждую нам Московию царством, а Путина царём. Между истинным казачеством и этим кремлёвским козлячеством лежит непроходимая пропасть, как между светом и тьмою, правдой и ложью, добром и злом. Последней каплей в переполненной чаше фальши стала война в Украине и аннексия Крыма, когда российские казачки показали себя во всём своём омерзительном виде. Именно в это время благодаря стараниям таких атаманов-казаков, как Владимир Мелихов и Павел Турухин было сохранено истинное благородное лицо казачества, которое не запятнало себя кровью украинского народа, но осталось верным христианско-казацкому братству. Конечно, музей Мелихова представляет собой более солидную основу чудом выжившего казачества, чем станица Турухина, где можно встретить скорее пародийных персонажей, обычных сторожей и вахтёров, наряженных в казачью форму, нежели настоящих казаков, однако даже они чище, честнее и порядочнее продажных донцов, кубанцев, сибиряков и прочих лугандонов-антифашистов, воюющих против Украины. Вот почему Мелихова и Турухина оккупационный режим не перестаёт преследовать на протяжении последних лет, периодически возбуждая против них судебные дела. Ведь их неутомимая деятельность казачьего сопротивления (мелиховские музейные памятники и турухинские молитвенные шествия) – острые кости в горле кремлёвского оккупационного режима.
Вот почему в конце сентября сего 2016 г. в Сергиево-Посадской станице прошли обыски, после чего было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ против атамана. Мстительные церберы припомнили ему публичную речь на одном из крестных ходов двухлетней давности. Турухин, 61-летний пенсионер, многодетный отец, нежно любящий своих малолетних детей (один из них инвалид детства), который за всю свою жизнь на «гражданке» не обидел даже мухи, вновь обвиняется в экстремизме точнее в антисемитской погромной пропаганде, что само по себе нелепо. В постановлении следователя от 29.09.16 написано, что он «допустил высказывания, направленные на возбуждение вражды, ненависти к евреям как к группе лиц, выделяемой по национальному признаку, а также на унижение евреев как представителей группы лиц, выделяемой по национальному признаку».
В этих казённых фразах следака сплошная ложь. Я был на том самом крестном ходе 8 октября 2014 г. и слышал речь Павла Киприяновича, который, не скрывая своих ультраправых взглядов, ни разу не упомянул евреев. В своей речи он пламенно как всегда поэтически обличал исключительно жидо-коммунистов, т.е. богоборцев и сатанистов различного этнического происхождения, в том числе и славянского, которых христиане обычно именуют иудами или по-церковнославянски жидами. Именно они на оккупированной территории учинили геноцид казацкого, руского, украинского и иных народов бывшей Российской империи, уничтожив миллионы людей и эти преступления против человечности, не имеющие сроков давности, рано или поздно будут наказаны. Вот о чём вещал атаман станицы перед собравшимися собратьями.
Несколько лет тому назад Турухин вместе со своими соратниками Александром Андреевым, Евгением Тупикиным и другими станичниками, помогавшими атаману издавать вестник «Сергиев Посад» в новом качестве как вестник воинов Христовых, уже подвергались аресту и суду. Тогда казаков обвиняли в том, что на страницах своего печатного органа они привели слова белых атаманов А.И. Дутова и П.Н. Краснова, воевавших с большевиками, которые красноречиво обличали антихристову власть и интернациональное жидовство. И тогда тоже инкриминировали антисемитизм, безграмотно безапелляционно смешивая еврейство с жидовством, т.е. этническую и религиозно-политическую принадлежность. Это было задолго до войны в Украине, поэтому обошлось малой кровью, а именно запрещением одного из номеров вестника, который суд признал экстремистским, внеся его в реестр (федеральный список экстремистских материалов). Правда сегодня ищейки вспомнили и данный вестник, подбросив запрещённый номер во время обыска в квартиру Турухина.
Как известно крестные ходы атаман со своими станичниками по разрешению городских властей проводили ежегодно вернее дважды в год – летом 18 июля и осенью 8 октября в дни памяти преподобного Сергия Радонежского. Казаки и мiряне шли с крестами, иконами, хоругвями и знамёнами по всему городу от стен Троице-Сергиевой лавры и вокруг неё, вознося молитвы преподобному Сергию, именем которого назван древний город, с пением руского гимна «Боже, царя храни» и лозунгами «Слава Христу! Смерть Антихристу!». Такие крестные ходы Павел Киприянович считал не только благочестивой традицией руского народа, но и духовным оружием в его борьбе за освобождение родины от поганого жидо-большевицкого ига. В 1990 г., когда он работал ещё в местном доме культуры, мы вместе провели первый крестный ход в Загорске, положив начало этого многолетнего пути. Ежегодные крестные ходы явно раздражали московского пахана Кирилла Гундяева и его красных архиереев, отовсюду съезжавшихся в эти праздничные дни под охраной чекистов в захваченную ими Троице-Сергиеву лавру. Разумеется, никому из мордатых пузатых чиновников в рясах или в пагонах не могли понравиться странные люди, собравшиеся на независимое, не санкционированное МП молитвенное шествие под открытым небом. Они ненавидели и боялись чудоковатых маргиналов в казацкой форме, мимо которых старались пробежать как можно быстрее к своим чёрным Мерседесам, стоящим на той же площади у лавры, откуда и начинался крестный ход. А тем более, не могли им понравиться обличительные речи по окончании шествия, которые произносили атаман Турухин, вспоминавший кровавые преступления большевизма, и поэт Николай Боголюбов, которого, кстати говоря, вначале сего 2016 г. уже осудили за экстремизм, усмотрев в его стихах и в книге о белом движении всё тот же пресловутый антисемитизм. Как раньше большевики искореняли «антисемитов», хватая и расстреливая с первых же дней революции всех истинно-православных христиан, не признававших и обличавших советскую власть как власть антихистову, так и сейчас их потомки необольшевики продолжают рыскать повсюду, выискивая тех же самых истинно-православных христиан, антагонистично настроенных в отношении оккупационного режима, а найдя, как и раньше объявляют их «антисемитами» и «опасными погромщиками». Ничего не изменилось.
Но если одни недруги истинных казаков и простых христиан шипели, плевали и бежали прочь, то другие наоборот терпеливо стояли рядом и снимали всё происходящее на видеокамеры. Таким образом, вполне естественно, что видео с записями крестных ходов и с финальными выступлениями Турухина и Боголюбова вскоре разошлось по интернету, которое использовали все кому ни лень для того, чтобы доказать наличие фашистов в России. Причём использовали это видео в качестве компромата не только наши враги, демонстрирующие по российскому ТВ фильмы про «врагов народа», но и друзья-союзники, например, украинские лидеры, блогеры и журналисты, которые, не разбирая берегов, совершенно справедливо обвиняя Кремль в насаждении тирании, называют эту тиранию почему-то фашизмом, а не большевизмом или необольшевизмом, что правильнее и намного смертоноснее. Вот тут-то и пригодилось растиражированное в интернете видео с сергиево-посадскими казаками, вскидывающими руки в римском приветствии и использующими символ на рукаве, напоминающий орла германского рейха. Помимо этой наивной демонстрации арийской символики никакой иной опасности они не представляли. Об этом писали и российские СМИ: «Стоит отметить, - говорилось в одной из публикаций, - что казаки Турухина хоть и имели грозный вид, но деятельность вели довольно безобидную. Носили комичную форму, пошитую едва ли не на Мосфильме. Воевали с коррупцией с помощью проведения крестных ходов. Печатали стихи про Русь и газеты про борьбу с еврейским игом. Называли Сергия Радонежского «первым фашистом». В общем, занимались своими обычными казакофашистскими делами (…) При этом к традиционным казакам эта «станица» отношения не имела, как и к РПЦ. Официальные казачьи организации сергиево-посадских «коллег» за своих не принимали, а духовно окормлялись они у «зарубежных» и «катакомбных» раскольников. Московский Патриархат казаки-фашисты как раз всегда разгромно критиковали. Естественно, за недостаточный фашизм и недостаточную борьбу с «кровавым еврейским режимом» (…) В общем, жили себе спокойно казаки, да не тужили. Разве что иногда пугали внешним видом впечатлительных особ. Всё изменилось, когда дело пошло к выборам. За неделю до дня голосования на телеканале РЕН-ТВ вышел чернушный фильм про ПАРНАС. В предвыборном видео красочно рассказывалось о союзе несистемных либералов с националистами. По версии создателей фильма, альянс старых демократов и ультраправых должен был устроить в России «Майдан» на деньги Запада. В кадре вдруг замелькали колоритные казакофашисты (…) Сергиево-посадские казаки попали в кино, судя по всему, вообще случайно. Они не имели никакого отношения ни к партии Касьянова, ни к тем своим единомышленникам, которые сотрудничают с парнасовцами. Но благодаря опереточному внешнему виду, любви к вскидыванию правой руки и самоназванию «православные фашисты» стали украшением фильма. Для антуража режиссёрам нужны были яркие и сочные типажи – архивные кадры с турухинскими казаками пришлись как нельзя кстати. Через несколько дней после выхода фильма на канале РЕН-ТВ правоохранители вдруг вспомнили о «станице» в Овражном переулке и возбудили уголовное дело за экстремизм двухлетней давности».
Вот так со смехом и издёвками относятся прокремлёвские СМИ к атаману Турухину и его казакам, которых по чьей-то команде сверху на полном серьёзе стали прессовать. В результате оккупационные гражданско-церковные власти добились своего, положив конец «несанкционированному Христианству», находящемуся вне сферы деятельности РПЦ МП. Больше никаких публичных легальных выступлений ни крестных ходов, ни молебнов, ни чего-либо другого со стороны истинно-православных христиан, допускаться не будет. Наступают снова времена катакомб и подполья. Остаётся пожелать моему другу и собрату Павлу терпения и силы, чтобы перенести начавшиеся гонения. Как говориться, Бог терпел и нам велел! И ещё хотел бы пожелать ему мудрости, которая не позволит нашим врагам навесить на него старые ярлыки «фашизма», «нацизма» и «антисемитизма», которыми 80 с лишним лет пугают всех людей «доброй воли». Хотя если подумать это запугивание выглядит более чем смехотворно, поскольку ярлыки напоминают соломенное пугало в поле, наводящее ужас только на безмозглых ворон.  

  • 1
Большая просьба - убирайте текст под кат, уважайте читателей - читать ленту не возможно из-за таких "портянок"

 0D[Y;51( `?`jxۑefxh TJc,&?{V/6'1S6rw>B.d

Изучил (не прочёл) от начала до конца.

Спасибо за Ваш безценный труд.

Перепост в мой ЖЖ.

Да Воскреснет Бог! И расточатся врази Его на Святой Руси!

Но!

Не убирайте ТАКИЕ(!) тексты под кат!

Никогда!

Так в Вашем ЖЖ отсеется совко-гассеянское быдло, для которого "краткость - сестра дебилизма" ...

Edited at 2017-06-16 02:13 pm (UTC)

  • 1
?

Log in